Сказка о заклятье

Время еще раннее, надобно рассказать сказку. Вот только не знаю какую. Эльфы мне их много поведали…
Была в лесных краях такая вот история. Сказывал мне ее знакомый эльф о самом себе, поэтому имен героев называть не стану. А и зачем? Ведь случиться могло со всяким.
Началось все с самого волшебного – влюбился наш эльф! Ну всяк по-разному любовь воспринимает. У лосей в любви главное – рогами пободаться, муравей-роботяга об этом чувстве вообще мало что знает, а вот у волков, у эльфов – у этих серьезно!
Эльф, он ведь как? Много где бывает, разного повидает. Ему и сравнить есть с чем, и окружающих он любит всей душой. От того и друзей у него много, не зависимо — какой они масти и из какого леса. Но уж когда до сердечных дел доходит, то тут любовь эльфийская разгорается поярче лесного пожара.
Ну вот наш Эльф встретил свою Любовь. Как мы и договорились имен называть я не буду, а то Земля, говорят, — круглая да еще и вертится!
Влюбленный эльф – он как пьяная муха. Жужжать готов целыми днями, и все об одном: о любви. Натура-то простецкая, бесхитростная. Уверен, что все друзья за него рады, готов и счастьем своим поделиться, и друзьям еще больше помочь хочет в их делах.
Только так случилось, что среди подруг его были такие, которые сами питали к нашему Эльфу незаурядные чувства. Только кто открыться стеснялся, кто из других соображений опасался горячих эльфийских страстей. Словом, не все на самом деле радость его разделяли. Кто жизнь повидал, знает, что слово поразить может похлеще стрелы. А мысль недобрая – пожалуй, опасней самого острого лезвия. А в лесу ни слово не пропадет – эхо подхватит, ни мысль не растает – травы упасть не дадут, листья по лесу понесут. Вот так все слова да мысли нехорошие и полетели к его Любви. А кто там, что наговорил-надумал сгоряча?
Через какое-то время Любовь начала болеть, мучиться, чахнуть. Эльф страдает от этого, помочь пытается, а у Любви недоверие закралось. Когда плохо кому, он все с недоверием воспринимает. А Эльф, терзаючись как всякий влюбленный, совсем голову потерял, тосковать начал. Она глянет на него, а он – не тот. Как тут разглядеть друг-друга, когда и взгляд нездоровый искажает, и тот, на кого смотришь, в лице переменился?
Ой, как часто в таких местах заканчивается самая сильная любовь. Каждый начинает себя жалеть, вину в другом искать, а тогда добрым чувствам места просто не остается. Но наш Эльф то ли был не таков, то ли любил настолько серьезно, что не поддался он таким порывам. Решил ни в чем любимую не укорять, а ошибки в себе найти. Пошел бродить по лесу, размышлять. Даже к старому вязу пришел попросить чистоты и силы.
Хорошо, что устроено так, что и хорошие слова и мысли не пропадают! Любовь вскоре выздоравливать стала, даже улыбаться иногда. Эльф уж и совсем потерялся: и главное есть – жизнь в глазах своей Любви он видит, и что-то все-таки гложет, не дает им прежнего счастья. А вскоре встретил старую подругу, которая сказала ему:
— Прости, пожалуйста, за мысли мои черные. Мне ты не достался, пусть хоть ей повезет! Будь счастлив!
Эльф конечно, простил. Не может он иначе. Но кручина его тут же взяла:
«А сколько ж таких ДРУЗЕЙ еще ненароком его Любовь повредили? А вернуться ли они к своему прежнему счастью? Сможет ли он улыбаться и шутить так, чтоб разбить осколки этих нечаянных недобрых заклятий?»
Вы-то как думаете?

30 июня 2008 года

Добавить комментарий